Онейроидно-кататонический синдром в практике детского психиатра: проблематика, клиническое наблюдение

Дифференциальная диагностика эндогенных психозов у детей и подростков остается актуальной проблемой психиатрии, обусловленной завуалированностью психопатологической симптоматики в связи с возрастной незрелостью психических структур. В практической работе детского врача психиатра имеет большое значение своевременная верификация данных психопатологических состояний, определяя правильность терапии пациентов с онейроидно-кататоническим синдром.

Специалисты БУЗОО «Клиническая психиатрическая больница им. Н.Н. Солодникова» и ФГБ ОУВО «Омский государственный медицинский университет» представили клинический случай, мальчика 13 лет, госпитализированного в детский круглосуточный психиатрический стационар в порядке оказания неотложной помощи, иллюстрирующий динамику развития онейроидно-кататонического синдрома.

Анамнестические сведения: наследственность психопатологически отягощена по линии матери ребенка: у близких родственников диагностированы шизофрения, эпилепсия, умственная отсталость. Ребенок воспитывается в полной многодетной семье. В семье 7-ро детей, отношения между детьми доброжелательные.

Анамнез жизни: ребенок от пятой беременности, вторых срочных родов. Настоящая беременность протекала с угрозой прерывания, неоднократного стационарного сохранения. Масса при рождении 3420 г., длина тела 48 см. Родился с асфиксией вследствие однократного обвития пуповиной. Закричал не сразу. Из роддома выписан на 5-ые сутки домой с диагнозом: ишемическое перинатальное поражение ЦНС, синдром возбуждения.

Рос спокойным ребенком, предпочитал игры в одиночестве. Держался в стороне от детей, к контакту с ними не стремился, в коллективные игры не вовлекался. Обучение в школе начал в возрасте 7-ми лет по общеобразовательной программе. К общению с одноклассниками также не стремился, на переменах предпочитал сидеть за партой, первым в разговор не вступал. Всегда отмечалась сверхценность увлечений, так с 2013 г. ребенок стал увлекаться динозаврами, позже стал высказывать мысли о том, что считает себя динозавром, издавал характерные для животного звуки, копировал движения тираннозавра, перестал откликаться на свое имя, однако, по просьбе родителей помогал по хозяйству, все действия совершал в образе динозавра. Родители считали это затянувшейся игрой. Продолжал посещать занятия в школе, успеваемость оставалась прежней, несмотря на то, что ребенок перестал давать устные ответы на уроках.

Анамнез заболевания: мать считает, что состояние ребенка резко ухудшилось 21.03.2018 года после бессонной ночи, мальчик стал говорить матери, что видит у себя на теле червей, пытался пинцетом вытаскивать их личинки из своих глаз. Утверждал, что видит, как по всему его телу ползают черви, при этом был тревожным, боялся наступать на ноги, заявлял, что когда он наступает на свои ноги, то чувствует как из него вылезают черви. Постоянно мыл руки и лицо, объяснял это тем, что смывает червей. В течение последующих двух дней состояние оставалось прежним, затем стал говорить матери, что слышит голоса умерших дедушек и бабушек, которые якобы просят его помочь им выйти из могил. Поведением обнаруживал наличие страхов, боялся ходить в туалет, начал высказывать мысли, о том что у него появились пластины в голове, при этом постоянно держался за голову руками. На протяжении всего времени мальчик поддерживал контакт только с матерью, с остальными членами семьи не общался. 23.03.2018 года обратились к врачу-психиатру диспансерного отделения для детей, направлен на госпитализацию в детский круглосуточный стационар в порядке оказания неотложной помощи.

Соматическое состояние на момент поступления: общее состояние удовлетворительное.

Неврологическое состояние на момент поступления: очаговых и менингеальных знаков нет. Голова обычной формы и размеров. Лицо симметричное. Глазные щели равномерные. Движения глазных яблок в полном объеме. Сухожильные рефлексы оживлены, без разницы сторон. Статика и моторика не нарушены. Патологических знаков нет.

Психическое состояние

При поступлении в стационар ребенок в сознании, ориентировка в собственной личности сохранена. Дезориентирован в текущем времени, месте пребывания. Контакт малопродуктивный, сидел опустив голову вниз, на вопросы отвечал после продолжительных пауз тихим голосом. По просьбе верно называл свое имя. Во время беседы утверждал, что находится дома. Периодически начинал моргать, отмечалось обильное слюноотделение. На другие вопросы не отвечал, был загружен болезненными переживаниями. Фон настроения был снижен. Определить уровень интеллекта и памяти не представлялось возможным по психическому состоянию. С учетом клинической картины, определяющейся острой психопродуктивной симптоматикой в лечении была назначена нейролептическая терапия раствором галоперидола 5 мг. в сутки (2.5мг х 2 р.д,) в/м с коррекцией тригексифенидилом 4мг/с.

Динамика наблюдения

В первые сутки в утренние часы психическое состояние средней степени тяжести. В вечернее время первых суток психическое состояние тяжелое, осмотрен в постели лечащим врачом совместно с дежурным реаниматологом, на обращенную речь не реагировал, глаза не открывал, отмечался повышенный тонус мышц верхних конечностей, при попытке изменить положение тела, сохранял приданную телу позу, «застывал».

Отмечались симптомы: воздушной подушки, восковой гибкости. Утратил глотательный рефлекс, перестал самостоятельно мочиться. В соматическом статусе отмечалось повышение t тела до 38 градусов, повышение АД до 130/80мм.рт.ст., сохранялось обильное слюноотделение. По тяжести состояния, после совместного осмотра был переведен в ПИТ ОКПБ, где ребенок начал получать инфузионную терапию глюкозо-солевыми растворами, ноотропами, витаминами группы В, назначались гормональные препараты.

В динамике наблюдения в реанимационном отделении в течение последующих восьми суток психическое состояние оставалось тяжелым, продуктивному контакту практически был не доступен, не реагировал на обращенную речь, сохранялись проявления каталепсии в виде восковой гибкости, продолжал принимать пищу энтерально, мочеиспускание осуществлялось через катетер.

На восьмые сутки пребывания в отделении реанимации наметилась слабоположительная динамика в психическом состоянии в виде кратковременного продуктивного контакта, пациент стал реагировать на шепот, отмечались попытки ответить при помощи сжатия пальцев руки врача, морганиями глаз. Восстановился самостоятельный глотательный рефлекс и мочеиспускание. Нивелировались явления каталепсии. При осмотре реаниматологом, нарушений функций в работе витальных органов не отмечалось, решением консилиума на 9-ые сутки пациент для дальнейшего лечения из отделения реанимации был переведен в стационар общего типа.

На двадцать пятые сутки был проведен консилиум врачей-психиатров в составе научных сотрудников кафедры Психиатрии ОмГМУ, решением которого, в связи со слабо выраженной положительной динамикой на проводимой психофармакотерапии в лечении был назначен Оланзапин 5мг/с.

На 7-ой день приема оланзапина 5мг/с пациент начал вставать с постели при помощи медицинского персонала, выходить из палаты, передвигаться по коридору, ходить в туалет. На тридцать четвертые сутки пребывания в стационаре пациент начал самостоятельно ходить, принимать пищу. Свободное время проводил в холле с другими пациентами. На вопросы врача отвечал односложно, в рамках заданного вопроса. В беседе с врачом продолжал утверждать, что находится дома, говорил, что врач – это его брат. В ответ на просьбу рассказать о том, что помнит о событиях, которые переживал ранее, уверенно рассказывал, что длительное время путешествовал с капитаном, называет имя капитана, путешествовал по различным морям, видел всякие ужасы, электрическую акулу, которая может ранить людей, во время своего рассказа поведением обнаруживал наличие обильной галлюцинаторной симптоматики.

В ходе наблюдения отмечается положительная динамика в психическом состоянии в виде сохранности всех видов ориентировок, доступности продуктивному контакту, купирования острой психопродуктивной симптоматики, нормализации фона настроения. В беседе с врачом отрицал наличие обманов восприятия, поведением не обнаруживал, не отрицал того, что ранее видел НЛО, в котором сидели черепахи, разговаривали, говорили разное, то плохое, то хорошее. При расспросе активно рассказывал о своих сновидениях, которые были ранее, сравнивал их с фильмом Аватар, сожалел о том, что больше таких ярких сновидений не видит.

Был проведен повторный консилиум врачейпсихиатров с привлечением научных сотрудников кафедры психиатрии ОмГМУ, решением которого в лечении был отменен Оланзапин, для поддерживающей терапии назначен Клозапин 50мг в сутки в два приема.

Патопсихологическое обследование

Во время обследования испытуемый периодически замирает, смотрит в сторону, начинает говорить на непонятном языке. Меняется выражение лица, на вопросы не реагирует. После этого испытуемый продолжает выполнять задания без напоминания инструкции. При расспросе отвечает, что ему что-то мешает, показывает на область губ. При этом лицо краснеет и появляются слезы. Вербальные ассоциации по созвучию. Перенесенный смысл метафорических выражений, объясняет «светлая голова – просветленный, героический значит», «каменное сердце – не выложит тайну друга».

Окончательный диагноз: острое шизофреноподобное расстройство, онейроиднокататонический синдром. F 23.20.

Источник: Онейроидно-кататонический синдром в практике детского психиатра: проблематика, клиническое наблюдение

И.В. Гранкина, Е.С. Воробьев, Л.В. Смачная, Э.А. Каспирович, Т.Ю. Полякова

Выпуск 25/2020

Метки: , , , ,

30.06.2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *